Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone
 
Тим маккеф
16 декабря 2015

Почему все сходят с ума по керамике ручной работы?
https://www.nytimes.com/2015/12/17/fashion/why-handmade-ceramics-are-white-hot.html

Почему все сходят с ума по керамике ручной работы

В наши дни малотиражную керамическую посуду ручной работы можно найти где угодно.

В бутиках-трендсеттерах: бруклинском Primary Essentials (https://theprimaryessentials.com) и в Still House на Манхеттене (https://www.stillhousenyc.com) она, как амулет хорошего вкуса, художественно дополняет экспозицию на полках и в витринах.

Мы видим её на страницах Kinfolk https://kinfolk.com, Apartamento https://www.apartamentomagazine.com и других знаковых журналов, нередко в общих солнечных натюрмортах с крафтовыми разделочными досками и суккулентами в горшочках. Даже Vogue в этом году посвятил две страницы сентябрьского номера новому поколению независимых керамистов.

Для многих творческих миллениалов именно гончарное дело, сменив создание украшений и мебели из повторно использованной древесины, стало актуальным ремеслом, а доступ к выбранным печам и керамической "кухне" - статусной вещью, которой приятно похвастаться в Instagram и Pinterest.

Модельер Стивен Алан (Steven Alan) https://www.stevenalan.com наполняет свои бутики американской и японской фактурной керамикой нейтральных тонов, утверждая, что: "В несовершенстве, в обладании вещью, созданной вручную, есть особая красота".

В то время как пик интереса к флорариумам, светильникам с лампочками Эдисона и фикс-велосипедам миновал, всеобщее внимание захватывает глиняная посуда ручной работы.
И совершенно так же, как прежние тренды отражали людскую чувственность, желание быть ближе к земле, в противовес разогнавшемуся техно-центричному миру, отказ от одинаковой фабричной посуды подчеркивает желание вернуться к чему-то более существенному.

Мы хотим знать, откуда привозят домашние яйца с нашего стола, где был выращен и обжарен наш кофе. И мы хотим, чтобы у посуды, в которой подается эта пища, была история, была связь с ремеслом и творчеством.

"Люди ищут отражения собственной человечности, - рассуждает Дэвид Рейд (David Reid), гончар со стажем и сооснователь KleinReid http://kleinreid.com , нью-йоркской керамической компании. - От идеально гладкой нержавеющей стали мы возвращаемся к чему-то более живому".

По мнению дизайнера интерьеров Келли Вёслер (Kelly Wearstler) http://www.kellywearstler.com/home , керамике свойственно наполнять пространство смыслом. Вместе с керамистом Беном Медански (Ben Medansky) http://benmedansky.com они недавно выпустили серию столовой посуды, украшенной золотыми кубиками. "Вещи ручной работы настолько уникальны, что способны сообщить месту глубину и душу", - говорит Келли.

Внештатный редактор Vogue, aвтор статьи о керамике Роберт Салливан (Robert Sullivan), считает, что эта посуда востребованна сейчас "благодаря явной рукотворности подобных вещей".

"Это противоядие от всего электронного", - добавляет он.

Джули Карлсон (Julie Carlson), редактор авторитетного дизайн-портала Remodelista https://www.remodelista.com, подчеркивает причины таких настроений. "Они тесно связаны с общим движением "от фермы к столу, - говорит она. - Людям важно понимать, откуда та или иная вещь попадает к ним кухню".

"Сейчас стало сложнее ориентироваться, - добавляет она, говоря о новых авторах, - поначалу казалось, что керамикой занимаются немногие, но теперь мы даже не знаем всех имён, и мы уже не можем, как раньше, пригласить на нашу ярмарку любого желающего".

Похоже, нигде это не бросается в глаза так, как в районах Бруклин и Квинс: вокруг множество импровизированных студий керамики, гончарных курсов и магазинчиков с витринами, как главная страница сайта Etsy.

Натали Вайнбергер (Natalie Weinberger) http://natalie-w.com дведцать девять, и год назад гончарное дело перестало быть для неё просто увлечением - теперь это каждодневная работа и источник дохода. Подвальную студию неподалёку от парка МакКаррен в Вильямсбугре, в Бруклине, она делит с девятью другими начинающими керамистами.

"Учиться керамике сейчас безумно популярно, но найти себе студию непросто", - замечает г-жа Вайнбергер. Её работы - сосуды безупречной формы, как правило, выполненные из текстурированной глины с добавлением чёрной крошки вулканического песка.

Для многих керамистов нью-йорка студия Choplet https://choplet.com была отправной точкой карьеры. Француженка Надеж Шопле (Nadeige Choplet) основала студию керамики и учебное пространство Choplet вместе со своим мужем Джоном Лего (John Lego) в 2005 году. "В начале у нас было четыре гончарных круга, и я вела всего два-три занятия в неделю", - говорит г-жа Шопле. Теперь это большой шумный учебный центр, в нём тридцать кругов, и одновременно с этим проходят занятия в их второй открывшейся студии, Керамическом центре Вильямсбурга (Williamsburg Ceramic Center) https://choplet.com/studio-rental/wcc

"Но на наши ночные занятия равно есть очередь, желающих приходится записывать в лист ожидания", - рассказывает она: и это несмотря на дополнительное место и увеличенное количество учебных часов.

Интерес к обучению керамике возрос и в колледжах, таких как Род-Айлендская школа дизайна (Rhode Island School of Design), где количество выпускников, специализирующихся на керамике, за год увеличилось вдвое.

"На нашем отделении появилось много студентов с других факультетов, решивших освоить керамику: в основном это будущие архитекторы, индустриальные и дизайнеры и дизайнеры мебели, - дополняет Кэти Шимерт (Katie Schimert), доцент и глава факультета керамики, - так что и на занятия по непрофильным предметам у нас уже очередь".

Есть масса свидетельств тому, что гончарное дело может быть не только хобби, но и основой многообещающего творческого пути.

"Многие из моих знакомых начинают со скромной персональной страницы на Etsy, а со временем получают крупные заказы, - рассказывает г-жа Шопле. - Потом они снимают себе студию и увольняются с прежней работы. Так часто происходит".

История Форреста Люингера (Forrest Lewinger) - пример подобного успеха. Ему тридцать один, и его студия Workaday Handmade http://www.workadayhandmade.com занимается производством чашек с мраморной глазурью, мисок природных оттенков с геометрической резьбой ручной работы и ваз цвета слоновой кости с голубыми, похожими на конфетти, пятнышками.

Его карьера началась с ярмарки Renegade Craft Fair http://www.renegadecraft.com 2012 года в Вильямсбурге: тогда он всего лишь был соарендатором небольшого стенда, но в результате один за другим получил несколько оптовых заказов. Вслед за этим с Форрестом связались гиганты: Barneys New-York и Anthropologie.
Тогда он нанял двух помощников на неполный рабочий день и арендовал часть студии в Риджвуде, в Квинсе. "Сейчас, чтобы просто успевать к срокам, мне часто нужна помощь в студии", - говорит мастер.

Компания Heath Ceramics http://www.heathceramics.com - важнейший участник современного керамического движения. Heath Ceramics находится в калифорнийском городе Саусалито и для мира керамики значит не меньше, чем Stumptown для кофейной индустрии или Brooklyn Brewery для сферы крафтового пива. В 2003 году супруги, дизайнеры Робин Петравиц (Robin Petravic) и Кетрин Бейли (Catherine Bailey) выкупили и реорганизовали фабрику, созданную в 1948 году для производства столовой посуды в духе той эпохи.

Новые владельцы усовершенствовали коллекции посуды, интерьерных объектов и плитки, занялись выпуском новых продуктов и коллаборациями с художниками, - всё это, сохраняя верность принципам ручного труда.

Так Heath Ceramics перестала быть нишевой компанией с оборотом 1 млн. долларов в год и стала крупным и значимым на глобальном рынке предприятием, где трудятся 200 человек, а годовой оборот достигает 20 млн. долларов. В октябре 2015 года Смитсоновский музей дизайна Купер Хьюит (Cooper Hewitt) присудил компании Национальную премию в области дизайна (National Design Award http://www.cooperhewitt.org/national-design-awards/2015-national-design-awards-winners/).

При этом владельцы Heath Ceramics единодушны со многими начинающими керамистами и говорят, что выбрали керамику из-за возможности отслеживать все этапы дизайн-производства, от замысла до готового изделия.

"В работе с глиной привлекает то, что ты можешь освоить всё сам, и тебе не требуется много ресурсов, чтобы всё заработало. Ты не можешь, к примеру, пойти купить горн и сразу начать работать с металлом. А тут всё доступно: глина, гончарный круг или формы, печь для обжига. Всё довольно просто".

И любой человек, хоть раз сделавший в детстве шаткую глиняную пепельницу, скажет, как удивительно, когда слепленный тобой хрупкий и податливый предмет после обжига превращается в прочный и настоящий.

Только в этот раз работа не попадёт к вашей тётушке, заядлой курильщице трубки. А окажется у того парня из кофейни, который заваривает вам воронку, или у шеф-повара, придирчиво подбирающего ингридиенты блюд, а может, у дизайн-блогера, живущего за соседней дверью.

Тим МакКеф (Tim McKeough), The New York Times

Made on
Tilda